Две рыбалки на Рыбинском море

0


Две рыбалки на Рыбинском море

В перволедок на Рыбинском море стабильно клюют, пожалуй, всего две рыбы — окунь и налим. Клев же остальных сильно зависит от уровня воды. Приятели отзваниваются — есть налим! На троих больше двух десятков рыбин, было несколько и по два «кэгэ»! Не трофейные, но приятные. Налим брал и на поставухи, и на мормышку с насадкой тюльки. Конечно, активная ловля меня интересовала в большей степени.

5 ДЕКАБРЯ

Содержание статьи:

По информации от друзей, налим неплохо брал днем, к сумеркам же совсем затих, хотя отсидели они в темноте два часа. Не первый раз слышу о таком поведении налима, и в 9 утра мы уже на точке, благо «мотособака» напарника дотащила нас за считанные минуты. Бурю первую лунку, стучу минуту — есть прижим. Сердце радуется, сбивается ритм стука. Подсечка, переходящая в вытаскивание рыбы мельницей… и через оборот налим отваливается. А ведь был неплохой! Краем глаза смотрю, что сосед вытащил — чуть раньше нас на точку еще пара налимщиков подошла. И… И тишина. Лишь мужики, что раньше нас пришли, несколько раз вскакивали, делая перехваты. Проходит час, другой, третий. Ни щипка, ни прижима.

С обеда обзваниваю коллег: окуни клюют где-то хуже, где-то лучше, а мы пустые. Абсолютно. Уж не померещился ли мне утренний сход? Говорили, что с 12 до 14 у налима тихий час был. Ждем… Сходили к мужикам поговорить. Оказывается, поймали по 2-3 налима, и столько же сходов! Как он брал наживку? Почему отваливался? Загадка. Вчера у ребят на троих ни одного схода, и если ухитрялся налим стырить тюльку, то никуда не уходил и тут же подъедал следующую. Еще бегом вокруг пятака, лунка за лункой. Уже от безысходности хочется сбежать домой! Отпускаю мормышку в лунку, стучу несколько раз по дну, и вес мормышки пропадает. Пауза… Мормышка загуляла, подсечка — есть! Хороший налим, кило на полтора весом! Быстрый взгляд на часы -да уже 15:30! Тюльку насадить — и в лунку. Мормышка стукнула в дно, еще раз — прижим! Практически без ожидания на лед выкидываю еще одного налима — поменьше, с килограмм! Кричу напарнику. Подходит, и практически сразу поклевка — есть! Тоже обрыбился!

Начинаем буриться среди набуренных нами же лунок — старые подмерзли за день. И то один, то другой выхватываем налимов. Но берет как-то странно: два раза кормил, хотя подсекал, казалось бы, вовремя. Но тут же на следующую тюльку, максимум через десяток стуков, долавливал. Еще один интересный момент: надо было отпустить мормышку прямо налиму на голову. Складывалось такое ощущение. По крайней мере, если поклевки в течение минуты не было, то можно было лунку оставлять. Потому долго не сидим, активно буримся. После первых же поклевок усталость пропадает и даже на улице кажется теплее. Сумерки. Налим активен, ест, но не двигается. Странно! С наступлением полной темноты поклевки пропадают. Долавливаю еще одну рыбину, запоминаю лунку на всякий случай. Со всех сторон пляшут фонарики — налимщики с округи подходят на точку. А налим уже не клюет — подходит и, вяло щипнув тюльку, отплывает в неизвестном направлении.

Время шесть. И посидеть бы еще, да усталость давит. И осознание того факта, что восемь часов провели в бездарных ожиданиях поклевки. Грузимся в «Райду» и едем к дому. Уставшие, но довольные тем, что хоть что-то попалось под занавес рыбалки. Вечером звонит другой товарищ:
— Завтра едем?
— Уста-а-а-л, но Да!

6 ДЕКАБРЯ

И снова товарищ меня уговаривает ехать пораньше. Кое-как продираю глаза в шесть утра. Снега на льду нет, лишь торосы сбивают ритм шага. Сразу садимся на свои лунки — я вчерашнюю, напарник позавчерашнюю ищет. Налим держится каких-то одному ему ведомых троп, и часто бывает, что, найдя подходную лунку, можно в радиусе 2-3 м все обурить и не поймать ни одного! А с «тропины» будет подходить весь вечер… Или день? Стучу минуту, другую. Каков сегодняшний сценарий? Неужели снова «курить» до заката? Но есть налим! Выкидываю на лед первого! Время — 9 часов. Ловлю еще одного. Почему-то — еще вчера заметили — налим предпочитает самую плавную игру мормышки и размеренно-медленный стук с частотой удар в секунду-две. Долавливаю еще одного. Утренние сумерки сходят на нет. Разъяснивает.

Разбуриваемся — тихо. Налим стоит хаотично, и никакой логике его расположение не поддается. Значит? Выключаем голову и бурим, бурим, бурим. Пятая лунка. Время десять и, наверное, стоит посидеть подольше: вряд ли налим сейчас так же активен, как и в сумерках. Минут пять просидел и с подхода ловлю налима за кило! Красиво… И на первой лунке не сразу подошел. Продолжения жду, но — не следует. Выглядывает солнце, совершенно разгоняет тучи, и становится даже как-то теплее. Через пару десятков метров нахожу еще лунку, с которой ловлю пару налимов с перерывом в десять минут.

Глубина на вершине бугра 4,5 м. Резкого свала нет, есть пологий склон, метрах на двадцати перепадик всего на 1520 см. Вот по этой нитке и стоит искать налима. Там, где глубже, пусто, и на вершине бугра тоже нет. Проверяю периодически «тропные» лунки — тихо. Бурю новые, просто разглядываю залитый солнцем горизонт Моря. Красиво. Искрится иней, искрится снег. Людей в округе — никого. Понедельник — день тяжелый. Время к двум. Брожу по лункам, и на одной с подхода подряд дергаю трех налимов! Вот вам и ночной хищник! Не первый год его днем ловят вопреки канонам. То ли тюлька, основной корм, пришедший на смену снетку, на него так влияет, то ли он всегда так и клевал? Десять хвостов.

Время 15:30. Быстро темнеет. Расстояния в темноте искажаются без визуальных ориентиров, труднее ориентироваться на уже пробуренных лунках. А главное, с заходом солнца и наступлением тьмы двигаться ну совсем не хочется и от ощущения холода, возникающего просто от тьмы, непрестанно трясет.

16:30. Пауза в клеве, а может, просто не могли найти. Теперь он сместился чуть глубже. По одному с лунки ловим и перемещаемся. Все чувства сосредоточены на кончиках пальцев. Ритмично стукает в руку дно, но вот оно пропадает — мормышка сваливается с камня? Не было вроде… Еще пару стуков об дно, а этот стук другой, да и высоко Пауза… Есть! Еще один. И ночью клюет. Еще смещаюсь и попадаю на тропину. Сидеть холодно, бурюсь периодически, но уже семь налимов с одной лунки! Разных, от 0,5 до 1,5 кг.

18:57. Последняя тюлька. Насадку в воду — и спустя три минуты восьмой извивается на льду! А насаживать больше нечего. Трясет изрядно, чай остыл. Выковыриваю из пасти только что пойманного остатки тюльки, раздавленной мощными челюстями, включаю фонарик, нахожу выброшенные раньше остатки тюльки, все это водружаю на крючок. Большому куску…

На это раз пауза долгая. Мормышка опускается на дно — легкий стук — и прижим. Кручу мельницу — налим даже опомниться не успевает! И леска звенит. Застрял?! Может, жало крючка снаружи челюсти? Вокруг левой рукавица: леску обмотал, правую в сторону, перехватил леску и левую скинул. Тяну — леска позвякивает. Да что такое?! Провожу рукой по леске, нащупываю налимью морду, мормышка из пасти торчит. За нее и «калибрую» сквозь подмерзшую лунку. Налим явно под 2 кг.

19:20 на часах. И насаживать больше нечего, и ловить больше не хочется, и все это на своем горбу еще час до берега тащить. Сматываю удочку, сажусь пить чай в ожидании напарника…

Алексей ГАЛКИН

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.